0

Основные угрозы планетарной и российской безопасности на рубеже II и III тысячелетий н.э.

Введение

1. Истоки циклов планеты и «стратегии непрямых действий» США

2. Планетарный кризис при входе в III тысячелетие н.э.

2.1. Закономерности 2-тысячелетних циклов

2.2. Закономерности 12-тысячелетних циклов

2.3. Угрозы планетарной безопасности в период с 1999 по 2030 гг

3. Российская безопасность в системе планетарных отношений

3.1. Космогеофизические основы безопасности субъектов цивилизации

3.2. Скрытые механизмы западной геостратегии

3.3. 1999 год: Россия пред лицом чрезвычайной угрозы

Заключение

ВВЕДЕНИЕ

Окончание II тысячелетия н.э. сопровождается глобальной, в том числе острой кризисной, перестройкой всей системы планетарных (геофизических, климатических, научных, технологических, информационных, экономических, социальных, политических, духовных, военных и др) отношений. С рождением III тысячелетия н.э. цивилизация и Россия вступают в принципиально новую эпоху своего исторического развития.

Вместе с тем, отечественная академическая наука и система государственного управления не оказываются адекватно готовыми к стратегическому предвидению горизонтов и закономерностей происходящего, к оптимизации долгосрочных и текущих решений, к упреждающему выявлению и ослаблению многомерных угроз национальной, международной и планетарной безопасности.

Фонд развития «Геостратегии и технологии XXI века» осуществляет независимое изучение данной области, опираясь на потенциал передовых отечественных ученых и технологий, а также углубленный опыт научно-прогностической и специальной деятельности своих сотрудников. Проведенный стратегический анализ выявил следующее:

— в динамике подъемов и кризисов общественно-исторического развития цивилизации, ее субъектов и, непосредственно, России чрезвычайно важную роль играют, в комплексе влияющих факторов, определенные космо- и геофизические закономерности;

— США и ведущие страны Запада развивают свою глобальную геостратегию, средства ее реализации, военные и специальные операции, исходя из маскируемых знаний этих естественных закономерностей, а также с опорой на новейшие научно-технические достижения и многомерные «непрямые действия», значительная часть которых в 90-х гг. адекватно не упреждается научными, разведывательными и контрразведывательными органами и мероприятиями российского государства;

— 1999 год представляет чрезвычайную угрозу безопасности России, т. к. в нем высоко вероятна интенсификация множественных (геофизических, климатических, эпидемических, социальных и др.) катаклизмов планеты, и она грозит совпасть с планируемой эскалацией крупномасштабных подрывных акций противника, который скрыто инициирует стратегическую неготовность России к внезапному проявлению и глобальному сочетанию природных, всевозможных «непрямых» и маскируемых военных угроз.

В работе обобщены важнейшие результаты фундаментальных и прикладных научных, а также стратегических и оперативных разведывательных исследований, проведенных силами расширенного количества организаций и специалистов. Необходимое углубление освещаемых вопросов и раскрытие особо важных оперативно-стратегических сведений будет производиться, для заинтересованных инстанций, в специализированном порядке — в соответствующей устной и документальной форме.

1. Истоки циклов планеты и «стратегии непрямых действий» США

Значимость и цикличность физического влияния космических факторов на развитие планеты, цивилизации и ее субъектов, кризисов и конфликтов были активно проявлены в трудах К. Циолковского, А. Чижевского, В. Вернадского, Л. Гумилева, однако эти закономерности до настоящего времени не получили адекватного научного углубления и отражения в общей и военной стратегии Отечества.

Осуществленный Фондом «ГЕОСТ-ХХ1» синтез результатов новейших отечественных и зарубежных исследований (в сферах физики, геофизики, астрофизики, климатологии, геохимии, палеологии, археологии, биологии, этнографии, геополитики, военного искусства и др.) позволил развить это направление.

Было раскрыто, что динамика космогеофизических отношений:

1) есть главный источник нарастающих стихийных и катастрофических бедствий планеты;

2) генерирует подъемы и спады общественно-исторического развития субъектов цивилизации;

3) определяет ритмику вспышек международной конфликтности;

4) всесторонне учитывается эгоцентричными силами цивилизации в их глобальной геостратегии, военном строительстве, оперативном искусстве, специальных операциях;

5) требует чрезвычайного внимания со стороны руководства РФ в упреждении угроз планетарной, российской и международной безопасности.

Результаты проведенных исследований свидетельствуют:

Во-первых. Определяющим источником развития планетарной жизни выступает система сложных космофизических отношений, которые возникают в ходе ритмопеременных пульсаций и взаимообращений различных тел и образований Солнечной системы, Галактики, Вселенной. В этом косморитмическом механизме наша Галактика «Млечный путь» образует гигантский «соленоид» (рис. 1), состоящий из множества энергетических «катушек» (спирально- эллиптических траекторий различных вращающихся космических объектов), которые иерархически нанизаны одна на другую (по принципу «спираль на спирали «).

Рис. 1.

Сложные — динамичные, многоуровневые и многомерные — пульсационно-волновые взаимоотношения всех, параллельно вращающихся, элементов этого галактического «соленоида» генерируют космогеофизические (гравитационные , электрические, магнитные, электромагнитные и др.) взаимовлияния и резонансы, которые выступают важнейшими инициаторами ритмики всех базовых геофизических, климатических, биологических, психологических и общественно-исторических процессов Земли (в т. ч. в таких динамичных режимах, которые вызывают мощные энергофлюидные выбросы, стихийно-катастрофические бедствия и другие дисфункции планетарной жизни в соответствующих геоактивных зонах). Особую роль при этом играют Солнце и динамичные космические тела.

Во — вторых. Подчиняясь (согласно строгим математическим зависимостям)3 ритмам Галактики и Солнечной Системы, базовый ряд (свыше сорока показателей) земных пульсаций {эксцентриситета орбиты, наклона и прецессии оси вращения, географических полюсов и др) последовательно (и также строго описываемыми математическими законами) разветвляет свои компоненты в иерархические ряды более мелких и далее ветвящихся гармоник, которые одновременно (и жестко) синхронизированы со смежными иерархическими пульсациями остальных субъектов Солнечной Системы.

Данный глобальный механизм синхронно связанных параметров и пульсаций всех космических тел и явлений — генеральный инициатор и регулятор на Земле развития и циклов всех фундаментальных процессов природы и социума. Вариации его космофизических влияний отражают стратегию планетарной жизни в контексте динамики природы, места и особенностей объектов и субъектов земного развития.

В-третьих. Будучи настроенными на различные ритмы космических и земных пульсаций, все объекты и субъекты нашей планетарной жизни имеют индивидуальные энерго-информационные коды своего спиралеобразного развития.

В них заданы: место и роль каждого элемента в энерго-информационном балансе и в спирали всей планетарной жизни; базовые частоты, амплитуды и особенности циклического функционирования элемента; природа и ритмы его определяющих космических и земных излучений;

время, иерархии и особенности его «плановых» подъемов и кризисов; закономерности их «плановых» пересечений с ритмами и спиралями иных форм, сфер, объектов, субъектов и процессов земного и космического развития.

В-четвертых. Маскируемое раскрытие данных космогеофизических закономерностей и гибкий синтез всевозможных {классических, ультрасовременных и древних) резонансно-волновых технологий позволили эгоцентричным силам ведущих зарубежных стран эффективно развить к концу XX в. научные отрасли двойного предназначения, прогностику, геостратегию, военное искусство и специальные операции.

В рамках этого курса осуществляются:

— упреждающий учет закономерностей и пересечений различных ритмов Космоса, Земли, зон и субъектов международного развития;

— разработка средств, форм и способов скрытого обеспечения собственных национальных интересов на основе упреждающего использования и направленного усиления деструктивно-кризисных процессов, ритмически протекающих на планетарном, зональном и национальном уровнях;

— целевое развитие и взаимосвязанное использование средств гео- и астрофизики, гравитологии, сейсмологии, космонавтики, метеорологии, радиоэлектроники, математики, вычислительной техники, энергоинформатики, микробиологии, квантовой генетики и генной инженерии, вирусологии, фармакологии, психологии, геополитики, дипломатии, кредитно-банковских отношений, этнографии, лингвистики, теологии, массовой информации, пропаганды и дезинформации, ведения специальных операций и локальных конфликтов.

Данный долгосрочный курс был положен с середины XX в. в основу американской и всей западной «стратегии непрямых действий»4, которая вместе с расширением научно-технических возможностей и углублением планетарного кризиса приобрела в последние 10-20 лет приоритетную значимость в спектре используемых средств. Эффективно дополняясь (маскируясь, усиливаясь, страхуясь) эскалацией традиционных военных средств и угроз, эта стратегия и стала решающим орудием США в «подрыве изнутри» сначала лагеря социализма и СССР 5, а теперь СНГ и России. Эти этногосударственные образования сегодня — главные препятствия глобальной гегемонии США и тому американистскому (монетаристскому, технократическому, узкопрагматичному, бездуховному и внежизненному) пути развития цивилизации, который представляет чрезвычайную угрозу безопасности всей планетарной жизни и гармоничному этнокультурному развитию ее субъектов.

2. Планетарный кризис при входе в III тысячелетие н.э.

Современный этап жизни планеты и цивилизации характерен и осложнен тем, что на рубеже 2-го и 3-го тысячелетий Земля проходит через почти одновременное окончание сразу нескольких витков частных эволюционных спиралей галактического «соленоида». Среди них — его циклические витки длительностью около 2 тыс. лет, 12 тыс. лет и 370 тыс. лет.

2.1. Закономерности 2-тысячелетних циклов

Охватывая период около 2 тыс. лет, данный цикл проявляет внутреннюю ритмику прецессионного оборота земной оси (рис. 2, 3).

Отражая действие различных возмущающих сил, прецессия земной оси (т. е. ее медленное обращение по перевернутому эллиптическому конусу) происходит совместно с двумя другими вращениями Земли — суточным угловым {вокруг этой же оси) и годовым орбитальным {вокруг Солнца). При орбитальном обращении особую роль играют дни весеннего и осеннего равноденствий — 21 марта и 23 сентября, когда оба полюса Земли равноудалены от Солнца, лучи которого падают на околоэкваториальную поверхность Земли отвесно, уравновешивая световую длительность дня и ночи. В эти моменты прецессирующая земная ось перпендикулярна лучу «Солнце-Земля». Однако из-за своего конусообразного дрейфа она каждый год попадает в эти дни {перпендикуляры к Солнцу) с некоторым систематическим запаздыванием. Согласно новейшим экспериментам и расчетам такое ежегодное весеннее запаздывание Земли составляет около 45″. Из-за него Земля попадает в свою исходную «весеннюю точку» примерно через 23 188 лет {так называемый «большой космический год»). 1/12 часть этого полного прецессионного оборота («большой космический месяц») составляет примерно 1/932 года.6 Эта градация в определенной мере условна: динамика межзодиакальных переходов и соответствующих космогеофизических нагрузок неравномерна из-за различий расстояний между зодиакальными созвездиями и комплексами влияющих сил. Вместе с тем, по прошествии «космического месяца» небесная сфера как бы сдвигается по отношению к Земле на 30° и постепенно выдвигает на небосклон то новое созвездие Зодиака, на фоне которого с Земли каждый год (в дни весеннего равноденствия наступившего двухтысячелетия) наблюдается восход Солнца. С конца 90-х — начала 2000-х годов — это созвездие Водолея.

История планетарной жизни свидетельствует: такие двухтысячелетние циклы чрезвычайно влияют на структуру и динамику ее гравитационных основ и всех надстроечных (биологических, психологических, общественно-политических и др.) форм7.

В первой половине каждого такого цикла планета осуществляют как бы «ВДОХ» природной энергии и духовной культуры (где «культ ура» в переводе с древнегреческого — «служение свету»). Он дает в вершине цикла мощный импульс развитию базовых религий, всевозможных искусств, философских и этических воззрений, генератором которых выступают ведущие (на тот период) субъекты цивилизации.

Так, взлет эпохи тельца, около 3000 г. до н.э., инициировал расцвет древнеегипетской цивилизации, а эпохи овна, около 1000 г. до н.э., — расцвет древнегреческой цивилизации.

Подъем эпохи рыб, около 1000 г. н.э., дал последовательный расцвет культур Дальнего Востока (буддизма, конфуцианства, даосизма — VIII-IX вв. н.э.), мусульманского Востока (X-XIII вв. н.э.) и Западной Европы (с XIII в. н.э.), а также начало государственности (IXв. н.э.) и православию (XI в. н.э.) России.

Аналогично, на пике водолея — около 3000 г. н.э. — прогнозируется расцвет евразийских культур с мощным прогрессом интуитивно-психических и общих духовных возможностей социума, с освоением новых источников энергии и форм общественного строительства.

В каждом втором тысячелетии таких циклов осуществляется как бы материализация набранного духовно-энергетического потенциала, который реализуется в интенсивном развитии рационалистических воззрений, точных наук и технологий, материального производства и др. Однако окончания данных периодов и межциклические фазы проходят в условиях сильного влияния комплекса гео-, гелио- и космофизических факторов. Они осуществляют структурную перестройку всей планетарной системы вместе с ее вступлением в новый цикл бытия, одновременно вскрывая аномальные неоднородности и мешающие противоречия.

Это сопровождается наращиванием колебаний магнитосферы, сейсмоактивности, стихийных бедствий, деформаций озонового покрова и механизмов климатообразования, которые резко интенсифицируются в периоды всплесков солнечной активности. В условиях неготовности человечества к поддержанию устойчивого духовного развития такие циклозавершающие и промежуточные периоды проходят в социальной сфере под знаком биологизации и примитивизации массового сознания, так как нарастающее гравитационное давление опускает фокусы пульсационно-волновых контуров большинства людей на уровне нижних (биологических) энергоцентров (чакр). В результате происходят: упадок абстрактного, целостного и гармоничного мышления, мудрости, готовности социума «служить свету», творческой мотивации, этики и эстетики Обостряется кризис культуры, идеалов, морали и гуманизма; идет эскалация гедонизма, эгоцентризма, нетерпимости, вандализма, насилия, массовых заболеваний, конфликтности. В эти же периоды происходит и интенсивный распад этногосударственных образований, особенно накопивших множественные противоречия и находящиеся в кризисных фазах своего индивидуального циклического развития. Эта тенденция дифференцированно проявляется у разных субъектов цивилизации (в зависимости, как будет показано ниже, от их индивидуальных циклов и текущих особенностей их исторического развития), однако носит общепланетарный характер. Вместе с тем, в недрах переходной фазы зарождаются и ростки принципиально новых природных и социальных процессов, которые сначала не вписываются в логику инерционных умонастроений и деструкции, однако с началом нового цикла постепенно приобретают роль движителей прогресса.

Тщательно скрываемые знания данных геофизических закономерностей составили одну из ключевых основ глобальной геополитической стратегии США, развиваемой с послевоенного времени, предопределив содержание и эффективность долгосрочных прогнозов С. Хангтингтона, 3. Бжезинского, П. Гелбрейта, Г. Киссинджера о грядущем распаде многонациональной коммунистической системы и СССР, волне локальной конфликтности, «войне культур» и др. Исследование Фонда «ГЕОСТ-ХХ1» вскрыло, что ими были одновременно учтены закономерности как более длительных космогеофизических циклов, так и индивидуальных ритмов отдельных зон планеты, наложение которых предопределяет экстремальный характер деструктивных процессов, протекающих в историческом развитии отдельных субъектов цивилизации.

2.2. Закономерности 12-тысячелетних циклов

Синтез множественных фактов и исследований свидетельствует: планетарная система в ходе естественной эволюции — за миллиарды лет — периодически проходит через динамичные, в т.ч. резкие и глобальные, изменения всего комплекса определяющих космогеофизических условий и своих орбитальных параметров (рис. 4), что объективно необходимо для циклических смен и перенастроек механизмов, форм и задач земной жизни в контексте целей и законов целостного галактического развития.

В рамках этих закономерностей:

— внешними инициаторами перестроенных процессов выступают, согласно новейшим астрофизическим исследованиям, гравидинамические резонансы, которые возникают во взаимоотношениях планет Солнечной системы, вызывая выраженные изменения всего комплекса орбитальных параметров Земли (в т.ч. радиуса орбиты, положения магнитных и географических полюсов, угла наклона оси, скоростей орбитального и углового вращения планеты и др.}’,

— предыдущая циклическая макроперестройка планетарной системы произошла около 12 тыс. лет тому назад в катастрофической форме: импульсы интенсивной фазы привели к глобальным бедствиям (гигантским затоплениям, массовым сейсмо-вулканическим взрывам, оползням, метеокатаклизмам и др.), нарушившим эволюцию предшествующей цивилизации;

— на рубеже 2 и 3-го тысячелетий н.э., по прошествии очередных шести двухтысячелетних циклов (или половины полного прецессионного оборота земной оси), планетарная система вновь вступила в период своей циклической перестройки, которая обусловлена переходом земной оси через противоположную вершину спирально-эллиптической траектории ее прецессии и соответствующим усилением комплекса космофизических нагрузок (см. рис. 3).

Трансформация планетарной системы, идущая на рубеже 2 и 3 тыс. н.э., развивается в рамках следующих основных этапов.

  1. Начало переходного процесса — июнь 1908 г.

    Этот процесс:

    — был инициирован 30.06.1908 г. мощно-взрывными грависейсмическими выбросами планеты из трех кратеров, которые образовались в эпицентре гравитационного максимума (кольцевой геоаномалии с диаметром около 2 тыс. км) Сибирской литосферной платформы с последующей надземной взрывной аннигиляцией выброшенных гравиболидов в районе Подкаменной Тунгуски;

    — стал сопровождаться медленным смещением георасположения центров циклонов и антициклонов и общим потеплением климата (по сравнению с условиями последних 6-7 веков);

    — предопределил, по мере трансформации орбитальных параметров, волнообразную эскалацию числа землетрясений, через которые планета стала сбрасывать свои избыточные напряжения, концентрируя их взрывы вдоль линий, соединяющих гравиэпицентр Сибирской платформы с Южным полюсом;

    — дал импульс общественной макроконфликтности, которая сначала стала нарастать в России (увеличив число смертных казней с 93-х за пятилетие 1901-1905 гг. до 1340-а в 1908 г), а затем перешла к разрушению на планете жестких механизмов монархического управления межэтническим развитием (России, Австро-Венгрии, Германии, Османской империи, Югославии, Болгарии, Румынии, Италии, Японии и др.)

    II Активизация переходного процесса — с 1982—83 гг.

    Проявление:

    — «стартовая» (дающая импульс новому этапу) серия «минитунгусских» грависейсмических выбросов и надземных взрывов планеты в ряде гравиэпицентров (в т.ч. Туркмении, Иркутской и Томской областей — в февр. 1984 г.), где в кратерах также не обнаруживались какие-либо «метеоритные осколки»;

    — наращивание скорости смещения расположения центров циклонов и антициклонов;

    — импульсивное возбуждение (в геоактивной зоне на стыке Уганды, Заира, Руанды и Бурунди) эпидемии СПИДа (1983);

    — начало волны сильных землетрясений — в Узбекистане (1984), Мексике (1985), Сан-Сальвадоре (1986), на Аляске (1987-88), в Непале, Армении, Таджикистане (1988) и др.;

    —крупномасштабные: выбросы вулканического газа в Камеруне на оз.Ниос (1986, 2 тыс. погибших); засухи в США и наводнения в Бангладеш (1987); оползни в Таджикистане (1988); ливни в Австралии (1989) и др.;

    — начало эскалации слабосейсмичной активности, в т.ч. в зонах прежнего ее отсутствия;

    — соответствующее наращивание аварийности и катастроф в геоактивных зонах и периодах (в т.ч. на Чернобыльской АЭС, атомных подлодках «Комсомолец» и К-213 — в 1986 г.);

    —начало эскалации волны межэтнических противоречий в геоактивных зонах (Балканы, Сомали, Йемен, Курдистан, Ливан, Марокко, Каталония, Корсика, Персидский залив, Приднестровье, Закавказье, Северный Кавказ, Средняя Азия, Афганистан и др.);

    —начало распада на планете тех жестких механизмов «коммунистического» управления межэтническим развитием, которые пришли на смену монархическим и др.

  2. Прединтенсивная фаза переходного процесса — с 1991 г.

Проявление:

— «стартовая» серия грависейсмических выбросов планеты (в т.ч. в Сасово, 1991);

— очередная волна крупных землетрясений;

—увеличение скорости (свыше 10см в год) и «дрейфа» Северного полюса в сторону гравиэпицентра Сибирской платформы с выраженными скачками этих процессов (дрейфа — на несколько мм) при сильных землетрясениях;

— активизация смещения оси магнитного диполя (линии, соединяющей реальные Северный и Южный магнитные полюса) от традиционного географического полюса к Тихому океану;

— смещение расположения центров циклонов и антициклонов почти на 20° с начала 80-х гг.;

—увеличение (на метры) амлитуды колебаний оси и предпороговое уменьшение скорости углового вращения Земли;

— распад жестких многоэтнических построений СССР и мировой соцсистемы (1991—92);

— гиперволна локальных кризисов и конфликтов по «дугам напряженности» в межблоковых геоактивных зонах, а также эскалация иных социо и психодиcфункций, преступности, наркомании, эгоцентризма по всем зонам планеты (1991-96 гг.);

— общее повышение температуры воздуха над материками планеты почти на 0,6°С с начала XX в., в т.ч. на 0,2°С с начала 80-х гг.;

— интенсификация таяния ледников, снизивших с начала XX в. свои массы на Кавказе на 50%, в шт.Монтана — 70%, Кении — 80%, а на Тянь-Шане — на 22% — с 1960 г.;

— повышение температуры в различных зонах Антарктиды на 2—5°С с середины XX в., отрыв в марте 1998 г. от ее полуостровного рифа «Ларсен В» и дрейф на север ледяного плато размером с о.Эльба (ок. 2 тыс. км2};

— резкое нарастание в конце 90-х гг. таяния снегов на северо-западе Гренландии;

— повышение температуры воды Средиземного моря с перемещением в него прежних обитателей тропических морей (с 40 видов в 1986 г. до 70 видов в 1998 г.), а на север — более хладолюбивых представителей средиземноморской фауны и флоры;

— резкая деконцентрация атмосферного озона (в 1998 г. вдоль экватора над Западной Африкой и Южной Америкой — на 30%, с растяжением озоновой «дыры» до 4 тыс. км);

— резкие перепады холода, тепла и метеоосадков во многих геоактивных зонах с 1998 г., возбуждаемые сменами угловых ускорений и вихревых энерго-флюидных потоков планеты;

— общепланетарная эскалация комплекса стихийных и катастрофических бедствий;

— масштабное экологические поражения озерных, речных, морских и других водных бассейнов, различных почв, районов, атмосферных зон и пр.;

— вспышки (в Заире) эпидемий лихорадки Эбола (1994) и Ласса (1996);

— эскалация числа пораженных СПИДом до 30 млн зарегистрированных (1997);

— гипернарастание общего иммуннодефицита населения планеты и соответствующих неизвестных (в т. ч. со старыми названиями) заболеваний и смертности (в Москве в 1998 г. распространение только инфекционных заболеваний увеличилось в целом в 4, а краснухи — в 8 раз).

IV. Фаза интенсивного перехода: август 1999 г.— первая треть XXI в.

Прогнозируются нарастания:

— «стартовых» геофизических и климатических дисфункций (с конца июля 1999 г);

— идущего смещения земной орбиты (к центру масс Солнечной системы);

— идущего увеличения угла наклона оси вращения планеты и др.;

— уменьшения орбитальной скорости планеты;

— перестройки всех внутренних механизмов функционирования планеты с соответствующей эскалацией всевозможных напряжений, деформаций, энергетических и флюидных образований и взрывных выбросов;

— масштабов и последствий стихийных и катастрофических бедствий, которые могут принять апокалиптический характер при сохранении нынешней научной и мировоззренческой дезинформированности и практической дезорганизованности социума в данной области.

V. Постинтенсивная фаза перехода—до середины XXI в.

Прогнозируемые процессы:

— ослабление амплитуды и масштабов переходных колебательных процессов;

— значительное потепление климата планеты;

— интенсивные перестройка и прогресс науки и всей практики человечества под влиянием жесткой природной необходимости и активного расширения энергоинформационных (интуитивных, сенсорных и др.) возможностей масс (кто сохранит свою резонансную включенность в Природу) в результате структурных (ныне идущих и проявляемых) изменений их физиологии и психики под влиянием новых космо- и геофизических условий планетарного развития;

— крупномасштабное освоение принципиально новых (в первую очередь пульсационно-волновых) источников энергии и энергоемких технологий, внедрение которых будут инициировать с начала XXI в. нарастающие стихийно-катастрофические разрушения шахт, скважин, трубопроводов, рудников и пр., а также научное и мировоззренческое осмысление сверхопасности дальнейшей геологической разбалансировки недр, внутренних механизмов и конкретных рудоносных зон, через которые планета осуществляет свои резонансно-волновые взаимоотношения с другими планетами и телами космоса;

— начало активного освоения лидерами цивилизации прогрессивных форм общественного строительства, основанных на принципиально новых научных, духовных и прикладных отношениях с Природой, способах материального и духовного производства, средствах контроля законности и разрешения (в т.ч. военно-силового) различных противоречий;

— начало возрождения геопространства Евразии с активным расширением духовного мировключения, относительных возможностей, свобод и взаимообогащающих связей всех субъектов его развития.

Все это может знаменовать рождение новой, по-видимому 12-тысячелетней и ноосферной эпохи человечества, которое ныне вступает в критическую фазу данного процесса, где не исключены варианты, чрезвычайно опасные для России и всей цивилизации.

VI. Завершение циклического перехода — в первой трети XXII в.

2.3. Угрозы планетарной безопасности в период с 1999 по 2030 гг.

Исследования Фонда «ГЕОСТ-ХХ1» дают основание полагать: интенсивная фаза планетарного перехода, начинающаяся с августа 1999 г., будет сопровождаться комплексом процессов, которые могут представить чрезвычайные угрозы планетарной и непосредственно российской безопасности. Их будут определять:

Во-первых, эскалация всевозможных (геофизических, метео-климатических, социальных, экологических и др.) стихийных и катастрофических бедствий.

Особо опасны: вулканические извержения, землетрясения и оползни; погодные и климатические скачки; цунами и ураганы; массовые пожары, наводнения, экологические поражения и эпидемии; динамичные разрушения объектов инфраструктуры; аварийные отказы разносторонних (наземных, плавающих, воздушных, космических и др.) технических (в т.ч. ядерно-энергетических, транспортных и боевых) средств; хронические и импульсивные деструкции человеческой физиологии и психики (в т-ч. операторов техники и вооруженных лиц); вспышки локальной (социально-бытовой, политической, военной) конфликтности и угрозы их масштабной эскалации.

Во-вторых, ряд динамичных ускорений в смещениях орбиты и оси Земли (по предварительным прогнозам — не менее 7—9 всплесков), которые вероятны в моменты межпланетных гравидинамических резонансов и будут угрожать формами и последствиями бедствий, выходящими за границы массового опыта нынешней цивилизации.

В-третьих, расположение многих городов в зонах потенциально высоких планетарных деструкций и неучет влияния геофизических аномалий при строительстве.

В числе этих городов — Москва, находящаяся в месте:

— крестообразного пересечения двух мощных глубинных разломов;

— возможно самой высокой на планете глубинной концентрации гелия (согласно всем известным нам отечественным и зарубежным гелеоисследованиям);

— сложного холмистого рельефа, с обилием подземных рек, полостей, озер, болот, торфяников, плывунов и др.;

— обширной системы подземных (от древних до новейших) и высотных сооружений (в т.ч. кольца «гармонизирующих» искусственных пирамид вокруг города), создаваемых без учета системы гео- и космофизических связей и балансов;

— концентрации аномальных техногенных (в т.ч. ядерных) излучений и др.

Эскалация взрывов сооружений, провалов почв, болезней, эпидемий и смертности, наконец сейсмоураган 19-20.06.1998 г. — серьезные признаки пробуждения этих факторов.

В-четвертых, обширная эскалация иммуннодефицита населения планеты.

Эту проблему усилят:

— существенная разбалансированность многих человеческих организмов (длительным разрушительным действием наркотических, алкогольных, техногенных и информационных средств, современных продуктов питания и лекарственных препаратов и пр.);

— неготовность разгармонизированных пульсационно-волновых контуров людей к адекватной перестройке на новые (тонкоэнергетичные) режимы функционирования;

— неспособность разбалансированных иммунных систем, ослабивших связи со своими природными энергоистоками, обеспечивать достаточную сопротивляемость организмов нарастающим вирусным и другим экологическим угрозам;

— невооруженность масс должными естественнонаучными знаниями и технологиями, а также

навыками образа жизни, способствующими восстановлению пульсационно-волновых гармоний и иммунных потенций.8

Так, согласно официальным данным:

— даже эволюционные прогнозы экспертов ООН, не учитывающие грядущие скачки стихии, предполагают в ближайшие 7—10 лет гиперэскалацию числа пораженных вирусом СПИДа — с нынешних 30 млн до 80—150 млн чел.;

— по аналогичным эволюционным прогнозам Российской академии медицинских наук, к 2000 г. в России к числу относительно здоровых будут относиться не более 5% подростков;

— пораженность в 1998 г. населения Москвы только инфекционными заболеваниями увеличилась в 4,8 раза, а краснухой — в 8 раз (при полной беспомощности местной медицины и ее советов: «надо чаще мыть руки» и «принимать более эффективные лекарства»).

В-пятых, масштабный подрыв идущими деструктивными процессами качества генного кода социума, с соответствующей генетической потерей значимых душевных, интеллектуальных и иммунных потенций у многих нарождающихся популяций.

Так, согласно официальным данным:

— около 10% французских призывников «едва умеют читать и даже простейший текст представляет для них немалую сложность», 13% не имею каких-либо школьных аттестатов, 18% не в состоянии в ходе тестов связать написанную фразу с одной из предлагаемых картинок, а 37% не смогли пересказать прочитанный краткий рассказ;

— «у 22 % (8,4 млн) британцев в возрасте от 16 до 64 лет отсутствуют элементарные навыки арифметического счета, а также полноценного восприятия прочитанного текста»;

— свыше 50% школьников в Чехии и свыше 70% в Венгрии регулярно принимают наркотики;

— катастрофический рост физических и психических патологий населения фиксируется на призывных пунктах МО, органами здравоохранения, образования и правопорядка России.

В-шестых, углубление острого несоответствия между нарастающими планетарными угрозами и той базовой парадигмой (Ньютона — Эйнштейна), которая доминирует в мировой и отечественной науке, исключая возможность эффективного прогнозирования планетарных дисфункций.

Основные истоки этой ситуации определяют (вместе с объективной сверхсложностью объекта познания).

1) исторически сложившиеся формы узких специализаций и взаимодействий отдельных отраслей науки и внутриведомственных практик;

2) недостаточная (внутри- и межнациональная) интеграция передовых ученых, технологии и содействующих организаций;

3) соответствующая нереализованность обширного потенциала мировой и отечественной науки.

Так, «классическая» отечественная наука не стремится к раскрытию пульсационно-волновых механизмов природы, традиционно развиваясь в рамках фрагментарных мироотражений Ньютона (со статичными гравитационными отношениями) и Эйнштейна (с пределом скоростей в микромире, инерииальностью, «пустотностью» воздушной среды распространения энерговолн и др.}, на основе квантований и математизации вне феноменологической сути объектов познания, иерархического устройства Вселенной и резонансно-волновых взаимодействий микро- и макромира и др. Отсюда системно не реализуются потенциалы трудов Лобачевского, Пуанкаре, Кюри, Минковского, Маха, Максвелла, Тесла, Циолковского (в т.ч. в философии), Чижевского, Вернадского, Бехтерева, Термена, Бартини, Козырева, Дьякова, Вронского, Деева — основоположников пульсационно-волновой картины Мироздания, а также многих наших передовых современников, стремящихся к углублению ее познания.

Руководства же новонаучных академий — в сфере «энергоинформатики» — также не стремятся к диалогу с «классиками», опасаясь ее нивелирования до уровня рядового раздела физики и потери своей автономии и популярности. Так, даже не ставится на повестку дня первейшая задача, без решения которой невозможно преодолеть возникший методологический раскол в науке, — лабораторное соизмерение и теоретическая идентификация новаторских результатов С. Крылова, Ю. Иванова, А. Охатрина, А. Хатыбова, Ю. Богданова, Ю. Чугаевского, П. Гаряева, Б. Болотова, А. Акимова, В. Баурова, В. Лунева, М. Лазарева, В. Жвирблиса, А. Черняева, В. Полякова, А. Мишина, Н. Новака, В. Луговенко и др. Создав самобытные пульсационно-волновые приборы и получив значимые прикладные результаты, они однако, отражают одну и ту же предметную область в собственных терминах, теориях и метрических системах. Множественность этих языков исключает возможность диалога ученых, единения и прогресса отечественной науки.

Не стимулируется и интеграция ведущих специалистов Отечества, отражающих (в т.ч. на строгих научных языках) пульсационно-волновую динамику Природы в сферах физики, химии, биологии, медицины, психологии, математики, приборостроения, планетоведения и др. Вне управляемого синтеза и совместного прогресса этих направлений все индивидуально-односторонние попытки их энтузиастов гласно объявлять о своих «революционных» открытиях неминуемо подавляются монолитным блоком оппонентов из «магистральной» науки, отстаивающих свои убеждения, школы, производственные базы, регалии, финансы и будущее.

Монополия позволяет отраслям «классического» планетоведения по-прежнему прогнозировать развитие Земли и ее катаклизмы в отрыве от волновых процессов Вселенной — на основе геоцентричного и поверхностно-статичного подхода, исключающего результативность.9

В-седьмых, активность эгоцентричных кругов США, которые за предшествующие 30—40 лет скрытых естественнонаучных исследований смогли упреждающе проявить логику происходящей планетарной перестройки, а в конце 90-х гг. пытаются замаскированно использовать (в рамках «стратегии непрямых действий») все вышеперечисленные и другие деструктивные процессы в геопространствах России для последующего установления (в условиях возможного и целенаправленно усугубляемого хаоса) жесткого контроля над этой частью планеты — наиболее устойчивой и ресурсообеспеченной в ближайшие столетия.

3. Российская безопасность в системе планетарных отношений

3.1. Космогеофизические основы безопасности субъектов цивилизации

Проведенное Фондом «ГЕОСТ-ХХ1» исследование свидетельствует:

— каждое этно-государственное образование в исторический момент своего зарождения частотно настраивается на одну из конкретных (сверхдлинных) волн в тектонических колебаниях «рождающей» планетарной зоны, и она становится энергетическим источником динамики и безопасности общественно-исторического развития (циклических подъемов и кризисов) данного субъекта цивилизации;

— структура истоковых космогеофизических излучений формирует «энергоинформационную матрицу» субъекта международного развития, которая предопределяет — через спектр доминирующих частот — этнопсихические (сильные, слабые и уязвимые) особенности и те базовые психологические (подсознательные) ориентации представителей данного этнообразования (на вполне определенные, в контексте общественно-исторического развития, формы материального и духовного производства), которые должны быть всесторонне отражены в «национальной (и многонациональной державной) идее» и соответствующем государственном строительстве — при их правильном развитии;

— вся система международных отношений представляет собой ансамбль пульсирующих этногосударственных образований, имеющих индивидуальные ритмы и особенности своего общественно-исторического развития, которые проявляются на фоне различных циклов планеты и действия субъективных факторов.

Исследования Фонда «ГЕОСТ-ХХ1» позволили осуществить детальную расшифровку исторических пульсационных кодов многих ведущих субъектов цивилизации. Это дало возможность по-новому взглянуть на логику мировой и отечественной истории, которая теперь проявляется как математически строгая система взаимосвязанного развития и пересечения различных этнических спиралей. Однако конкретно-историческая форма, уровень эффективности и деструкции их различных периодов зависит также от характера текущих условий, действующих личностей, базовых идей и пр. Знание данных закономерностей может позволять зряче и эффективно управлять внутренними и внешними процессами, заблаговременно и гибко привнося в них действенные детерминанты

Так, работа по вскрытию ритмического кода России выявила:

Во-первых. Протяженность одного базового витка (цикла) в спирали космогеофизического (и соответствующего исторического) развития России составляет:

375,5 = (300-303) + 74 [лет],

где: (300-гЗОЗ) года — период созидательного развития;

74 года — промежуточная фаза межциклической перестройки.

Во-вторых. Спираль текущей истории России, охватывая с 862 г. по 1991 г. период в 1129 лет, состоит из 3-х базовых космогеофизическиз циклов.

В-третьих. Прохождение межциклических промежуточных фаз {по 74 года) традиционно обеспечивается в России жесткими общественно-политическими режимами {Всеволода Большое Гнездо, Ивана Грозного, Иосифа Сталина), которые исторически необходимы {в контексте этноисторических особенностей и при отсутствии в государстве должного механизма долгосрочного предвидения и управления} для сдерживания резко обостряющихся внутренних и внешних угроз, сохранения этногосударственного ядра и для закладывания некоторых фрагментов будущих общественно-исторических построений.

В-четвертых. Острокризисные {революционные) переходы от созидательного периода {300 лет) к промежуточной фазе {74 года) и, после ее окончания, к следующему созидательному периоду {300 лет) обычно реализуются в ходе и посредством периода длительностью 14 лет, который протекает в форме «смуты». Первые 7 лет «смуты» обеспечивают предреволюционное ослабление сложившихся государственных построений, а следующие после революции 7 «смутных» лет осуществляют их окончательный слом и расчищение пространства для нового исторического строительства. Таковыми ритмическими элементами исторической спирали России выступили:

Первый цикл (862-1238 гг.)

1. 862—1164 гг. — около 302 лет Киевской Руси. Началу цикла предшествовала междуусобная смута, для преодоления которой были приглашены варяжские князья Рюрики. После фаз становления (Олег — Владимир I Креститель) и расцвета (Ярослав Мудрый, Владимир П Мономах и др.} наступает ослабление данного славянского образования, где вместе со вспыхнувшей междуусобицей происходит ряд разграблении Киева (1155-1164гг.} и официальный перенос великокняжеского престола одним из захватчиков — Андреем Боголюбским — в принадлежащий ему Владимир-на-Клязьме.

2. 1164—1238 гг. — 74 года Владимиро-Суздальской Руси. Период начинается с традиционной между-усобной смуты, в ходе которой убивают Андрея Боголюбского. Противоречия сдерживается «железной рукой» Всеволода Большое Гнездо (1176-1212 гг.}, который обеспечивает сохранение и относительный расцвет данного этнообразования. Однако закономерно обострившиеся к концу периода междуусобные противоречия обусловливают неготовность объединенных русских войск противостоять татарскому нашествию (что проявляет уже битва на Кадке) и сожжению Владимира (1238 г.).

Второй цикл (1238-1613 гг.)

3. 1238—1538 гг. — 300 лет Московской Руси. Она зарождается в условиях традиционной междуусобицы и диктата Золотой Орды (способствующего, однако, сплочению и централизации раздробленной страны) и, пройдя фазы расцвета (Василий I, Иван III, Василий III), вновь впадает в традиционную междуусобную смуту, которая возникает после смерти Василия III и при его регенствующей вдове Елены Глинской.

4. 1538—1612 гг. — 74 года Российского государства с центром в Александровской Слободе. Оно

зарождается в закономерной семилетней семибоярской смуте (после отравленния боярами Глинской в 1538 г.), сохраняется «железной рукой» Ивана IV Грозного и завершается закономерной семилетней смутой в 1605-1612 гг. (Федор Годунов — Лжедмитрий — Василий Шуйский — польский Владислав).

Третий цикл (1613-1991 гг.)

5. 1613—1916 гг. — 303 года Петербуржской Руси. Формируясь в традиционное смутное время , это этнообразование после фаз становления (Петр I, Екатерина II) и расцвета (Александры I, II, lit) завершается закономерной для России семилетней смутой (1911-1917 гг.), в которой сыграли значимую роль некоторые масонские структуры.

6. 1917—1991 гг. — 74 года Советской России, перенесшей столицу в Москву. Сформировавшись в результате революции и закономерной семилетней смуты (1917-1924 гг.), прошедших при руководстве В. Ленина, данное этногосударственное образование сохраняет и укрепляет свое положение в рамках жесткого курса И. Сталина, вступив в стадию разрушения вместе с закономерной семилетней смутой (1985-1991 гг.), протекавшей при руководстве М- Горбачева.

В-пятых. Проявленный трехцикличный период (1129 лет) образует целостный, но промежуточный виток в макроспирали планетарной истории Руси, где ее развитие имеет как свои предшествующие макровитки {информация о которых, утерянная этнической памятью, восстанавливается Фондом «ГЕОСТ-ХХ1»), так и свое, принципиально новое будущее, совпадающее с рождением новой 12-тысячелетней («ноосферной») эры планеты.

Первый цикл (1991-2367 гг.)

1. 1991—2293 гг. — 302 года Новой Руси, вероятному переносу столицы которой могут способствовать прогнозируемые (с 1999 г.), но пока не упреждаемые сейсмопроблемы Москвы. Зарождаясь в закономерной семилетней смуте (1991-1998 гг.), которая расчистила геопространство для грядущего созидания, данное этногосударственное образование с 2001—2002 гг. призвано начать свое активное поступательное становление и превратиться к концу XXI — началу XXII столетия в ведущую державу цивилизации. Этому будут способствовать: эволюционное вхождение в данную зону евразийских земель глобального фокуса определенной волновой динамики планеты (которая энергетически предопределяет мощь и местонахождение исторического лидера цивилизации) и соответствующее раскрытие особого потенциала «энергоинформационной матрицы» и сознания местных евразийских народов.

Закономерности грядущих в России преобразований (которые предопределены геофизической динамикой и естественно-историческим предназначением данной планетарной зоны), соответствующие контуры будущих общественных построений и форм материального и духовного производства рождаемого многонационального образования — в фокусе исследований специалистов Фонда «ГЕОСТ-ХХЬ, которые проводятся совместно с передовыми мыслителями, учеными и отраслевыми практиками Отечества.

3.2. Скрытые механизмы западной геостратегии

Космогеофизические знания — базовая основа методологии и практики объективных геополитиков — тех, кто строит свою глобальную стратегию и тактику, опираясь на физические закономерности развития Земли и ее этногосударственных субъектов, а не только учет их сменяющихся географических очертаний, лидеров и лозунгов.

Ключевые геополитические знания также охватывают параметры тех характерных частот, на которых дифференцирование функционируют физиология и психика различных этнических групп, что расширяет возможности агрессоров в скрытом деструктивном воздействии на духовное развитие конкретных масс и персоналий с целью их «перепрограммирования», в контексте собственных интересов и складывающихся гео- и космофизических обстоятельств. Все остальные, в т.ч. силовые, средства являются по значимости вторичными и используются в зависимости от решения главной задачи. Выключение общественного сознания из его истоков ых космогеофизических частот (путем внедрения чуждых стереотипов образа жизни, мышления, лексики, питания, поведения, верований и целенаправленных деструкции психики) не только резко усугубляет в межциклической фазе весь комплекс кризисных процессов, но и превращает массы в животное стадо, которое не способно к какому-либо возвышенному и патриотическому мышлению, к сопротивлению скрытой и прямой агрессии, легко подчиняясь порабощению и общественно-политическим построениям агрессора.

Это предопределяет то чрезвычайное внимание, которое сверхскрыто уделяют ведущие западные геополитики энергоинформационным кодам различных субъектов этнического развития.

Так, это внимание четко проявляют работы: «Исследование действенности дат и чисел в летописи наций» (Париж, 1852 г.), «Книга о судьбе и счастье» (автор книги, изданной в Лондоне в 1971 г., — бывший британский военный корреспондент и сотрудник внешней разведки МИ—6 Л.Хаммон}, «Расцвет и упадок великих держав: экономические перемены и военные конфликты в 1500—2000 гг.» (Нью Йорк, 1987 г.} а также (в более завуалированном виде) различные публикации и выступления Н. и Д.Рокфеллеров, Дж. Даллеса, Р. Никсона, 3. Бжезинского, Г. Киссинджера, М. Олбрайт и других ведущих американских членов Бильдебергского клуба и Трехсторонней комиссии. Показательно, что все они одновременно являются членами сверхзакрытого «научного» (а по сути масонского) «Общества Ясона» («Джесон Сосаетиь). Его основу составляют те лучшие выпускники Гарварда и Йеля, которые успешно прошли через сито закрытых «научно»-студенческих секций, а на самом деле дочерних лож этого общества, носящих характерные названия типа «Спирали и ключ» и др.

Вся глобальная стратегия США по отношению к СССР, была основана, вне зависимости от межпартийных разногласий ведущих американских геополитиков, на точном учете раскрытых «спиралей» развития планеты и евразийской планетарной зоны, с предельным использованием резонанса исторического наложения их кризисных фаз.

Важнейшими моментами в реализации этой стратегии явились: основание Бильдебергского клуба в 1952—1954 гг. (что синхронизировалось с прохождением энергетического пика и началом ослабления 74-летнего межциклического периода России после смерти И. Сталина);

объявление Дж. Ф. Даллесом в 1957 г. об ориентации на «мирное освобождение» стран противостоящей системы; теоретическая проработка в 60-х годах стратегических концепций «дивергенции»,»наведения мостов в социализм», «демократических свобод»и др.; образование в 1973 г. Трехсторонней комиссии, ввод в 1977 г. ее председателя 3.Бжезинского в состав правящей администрации Д.Картера и одновременное создание сети аналитических центров («Хэритидж фаундейшн», «Национальный центр разведывательной деятельности», «Информационный центр национальной стратегии» и др.), которые сразу вооружили администрацию Р. Рейгана масштабным 20-томным трудом — планом действий под названием «Мандат на лидерство» с детальной проработкой комплекса мероприятий по установлению мировой гегемонии США. Завершенный к 1981 г. (т.е. к началу активной фазы планетарного

межциклического периода — см. разд. 2.2) этот план ориентировал руководство США на предельное обострение всех (.этнических, идеологических, политических, экономических, научно-технических, военных и др.) отношений внутри лагеря социализма, тем самым, усугубляя деструктивно-резонансное нарастание планетарной и российской дисфункций и все проблемы малоподвижной системы государственного и военного управления СССР.

Одновременно с этим были четко определены ключевые направления в развитии средств насильственного утверждения глобальной гегемонии США после распада биполярной системы. Особое внимание было отведено тем «непрямым» средствам войны, которые могли скрыто способствовать достижению поставленной цели без эскалации ракетно-ядерной конфронтации, усугубляя естественные дисфункции физического, психического, социального и общественно-политического развития масс в странах — объектах агрессии.

В числе этих средств:

1. Внедрение в национальные хозяйства таких экономических моделей, в которых местные средства материального и духовного производства постепенно подчиняются транснациональным (по сути американским) финансовым центрам.

2. Монопольное внедрение в информационное пространство подчиняемых стран сетей, банков данных, центров и СМИ, которые лишают местных пользователей собственного мировосприятия и свободы в оценке ситуации и принятия решений.

3. Формирование в составе действующих и восходящих национальных (политических, экономических, научных, информационных и др.} элит сторонников интенсификации культурного, хозяйственного и политического развития их стран на основе предельной интеграции в транснациональные (банковские, приватизационные, торгово-сырьевые, производственные, информационные, культурно-образовательные, военные и др.) механизмы.

4. Массированное «перекодирование» национальных сознании и их отрыв от духовно-родовых корней на основе:

— потоков массовой и хорошо маскируемой дезинформации;

— экономических моделей, превращающих деньги из эквивалента труда в доминирующую самоцель общественного, личного и всего национального бытия и включающих этносы в формы и способы производства, чуждые их космогеофизической природе;

— внедрения в национальные и духовные отношения различных массово-культурных ценностей (.суперсериалов и клипов, насилия и садизма, шоу-тусовок и компьютерных игр, патологических фантазий и поп-звезд, гипервещизма и эскалации мод, сексуальных свобод и однополых браков, «вкуснейших» алкоголей и «мягких» наркотиков, отдыха на Канарах и Гавайях);

— распространения около- и новорелигиозных учений и движений (Р. Хаббарда, В. Вольфа, Р. Муна, мормонов, масонов, церкви Христа, Христианского центра — новое поколение, Христианской молодежи — интернешнл, всевозможных общин и орденов);

— специальной кодировки всевозможной печатной и видеопродукции СМИ (в т.ч. с опорой на своих ставленников в местных органах вещания, образования, культуры и пр);

— экспансии импортных пищевых продуктов, лекарственных, косметических и др. средств, чуждых космогеофизической природе местных этносов.

5. Формирование военно-силовых рычагов геостратегии на основе:

— эскалации кризисных ситуаций и вооруженных конфликтов в различных геоактивных зонах (для России — в Центральной Азии, Закавказье, Северном Кавказе и Приуралье) в целях создания хаоса, возбуждения регионально-сепаратистских процессов и распада стран (СФРЮ, СССР, РФ и др.) на сеть мелких образований с последующим установлением над ними жесткого «миротворческого» и «интеграционного» контроля;

— опережающего развития технических средств разведки, управления, связи, перебросок и массового (в т.ч. «несмертельного») поражения, с формированием на этой основе такого трансконтинентального механизма «международной безопасности», в котором остальные национальные представители массово участвуют в ка-

честве слепой и убойной силы, камуфляжного прикрытия американского диктата средств психологического подавления противника многонациональностью военной угрозы;

— скрытого блокирования финансовых, информационных, политических и военных механизмов ООН с постепенной узурпацией Вашингтоном роли главного планетарж «арбитра» и «миротворца» в международных кризисах и конфликтах;

— военно-стратегических прорывов в сферах использования новых источников энергии дистанционного резонансно-волнового (в т.ч. скрытного) воздействия на г. бальные и локальные физические механизмы природы, биологические и этно-генетические основы жизни, функционирование массовой и индивидуальной физиолог и психики, работоспособность технических средств управления и вооруженной борьбы

— сжатия кольца «миротворческих сил» под эгидой США вокруг геопространства СНГ России в готовности «оказать экстренную помощь» в различных стихийных бедствиям массовых общественных дисфункциях, которые будут целенаправленно усиливать всем комплексом сформированных средств в периоды космогеофизических деструкции

— многомерного механизма специальных служб и операций (развитию которого 1981 г. придан особый размах), призванного, вместе с комплексом разведывательных задач, скрыто и упреждающе обеспечивать подготовку условий для эффективной peaлизации всех вышеперечисленных направлений подрывной деятельности США.

К концу XX в. США смогли внедрить и отработать на практике значительна часть элементов этого глобального геостратегического курса.

Массированную отработку различных элементов, приемов и способов подавления («перепрограммирования») национального и общественно-политического самосознания отдельных субъектов цивилизации США активно начали уже с 1943 г. (с высадки союзников в Сицилии) в целях обеспечения требуемой управляемости вчерашних противников и завтрашних партнеров по антисоветской коалиции. Подобные задачи носили чрезвычайно сложный характер в силу глубоких национально-исторических корней, традиций и амбиций германского, японского, итальянского, французского и других народов. В наибольшей мере преследуемые установки были реализованы США в Италии и Южной Корее, частично в Японии, в меньшей мере во Франции, поверхностно в ФРГ. Вместе с тем, этот опыт наглядно свидетельствует, что страны (Италия, Корея, Япония), которые исторически отличались особо высоким уровнем духовных устремлений и возможностей (моноредигиозные верования, традиции личной жизни и национального достоинства, приверженность национальному образу и стилю жизни, уникальность национальной культуры и мн.др.) через 45-50 лет подобного американского «перепрограммирования» превратились в общества с такими тотально коррумпированными общественно-политическими и государственными системами, где постоянно судят или расследуют деятельность президентов и премьер-министров (Накасоне, Коссига, Кракси, Андриотт Пради, Ро Де У и мн.др.}, где определяющую роль играет криминальная сфера, где сверхразвиты всевозможные «параллельные» и массонские (типа П-2) структуры, религиозные секты («Аум Синрике», Мун и др.), террористические организации, ордена, общины и пр., где подкуплена и управляется вся национальная «элита», где полностью исчезает былое производство выдающихся произведений литературы, кинематографа и изобразительного искусства, где массово распространяются наркотики, детская и однополая проституция, убийства и самоубийства на красочно-рекламном фоне внешнего благополучия, общего роста ВНП и среднестатистического преуспевания, «цивилизованной» интегрированности стран во все ведущие международные организации и пр.

На рубеже XX-XXI столетий США пытаются распространить этот опыт на развитие уже абсолютного большинства субъектов цивилизации, опираясь на свои новые экономические, информационно-технические, военные и политические возможности и деструктивные особенности планетарного развития. Главным препятствием в реализации этого глобального геостратегического курса к настоящему времени остается Россия (а также отдельные субъекты мусульманского мира, Южной и Восточной Азии).

3.3. 1999 год: Россия перед лицом чрезвычайной угрозы

Разносторонние факты и оценки, которыми владеет Фонд «ГЕОСТ-ХХ1», дают серьезные основания полагать:

1. Скрытые геостратегические планы США содержат чрезвычайные угрозы безопасности и историческому будущему России как целостному и независимому субъекту международных отношений.

2. Крупномасштабная реализация данных угроз может начаться с

весны—лета 1999 г. Стратегические устремления США обусловлены следующими обстоятельствами:

Во-первых. Политическая, военная и научная элита США скрыто владеет достаточной научной информацией о том, что глобальные планетарные потрясения, которые неизбежно начнутся не позднее августа 1999 г., представят чрезвычайную угрозу для многих американских территорий, в то время как значительная часть России (за исключением отдельных районов) относится к числу наиболее устойчивых, ресурсообес-печенных и благоприятных для последующей жизнедеятельности зон планеты. Это связано:

— с прохождением по всему тихоокеанскому побережью США глобального и сверхсейсмичного планетарного разлома, активность которого в интенсивной фазе геодинамики неминуемо приобретет катастрофические масштабы (рис. 5);

— с расположением Русской платформы в таком сбалансированном и низколежащем сегменте планетарного каркаса, который в ходе интенсивного планетарного перехода будет обладать наибольшей устойчивостью и безопасностью своей тектонической динамики, по сравнению со многими другими секторами литосферы (рис. 6).

Фонд «ГЕОСТ-ХХ1» владеет достаточным количеством неопровержимых свидетельств, что США:

— имели уже в 40-х гг. детальную провидческую информацию (о начале с лета 1999 г. скачков в положении полюсов планеты, соответствующих бедствиях в Северной Америке и о потенциале Русской платформы) от Э. Кейси — талантливого американского специалиста сенсорно-опережающего отражения (чьи предвидения имели сходимость до 85—90%}, что и предопределило размах и секретность последующих гео- и космофизических исследований США;

— обладали в 60-х гг. строго научными подтверждениями этих предвидений;

— развернули в 70-х гг. крупномасштабную стратегическую дезинформацию международной (и собственной «непосвященной») научной общественности по поводу истинных задач и результатов своих обширных исследований (скрывая многие научные сведения и привнося в публикации ложные методологические акценты).

Во-вторых. Данные геофизические знания уже к 1948 году предопределили ключевую задачу геостратегии США — установление господства над планетарной «сердцевинной зоной» («Heartland» — Евразией, с соответствующим подавлением России.

Это проявляют программные документы10 СНБ США за 1945-50 гг. (рассекреченные в 1976 г.):

— NSC 20/1 от 18.08.1948 г. «Цель США в отношении России»;

— NSC 20/4 от 23.08.1948 г. «Задачи США в части России по обеспечению безопасности США»;

— NSC 58 от 14.09.1948 г. «Планы США в отношении стран Восточной Европы» и др.

Данный курс (предисточниками которого выступили работы американских геополитиков X. Маккиндера и Н. Спайкмена) четко предписывал установление господства над планетарной «Сердцевиной», а в качестве опорных средств указывал: экономику, дипломатию, международные организации, угрозу применения силы («военный мир» или «тотальную политическую войну»}, подрыв международного влияния и компроментацию идеологии геополитического противника, всемерное инициирование его внутренних противоречий и сепаратистских движений (которые оценивались как «самые лучшие средства для подрыва мощи и расчленения России»).

В числе основных задач закрепления американского господства над «Сердцевиной» указывалось:

— расчленение экономического и политического геопространства России для исключения возможности ее возрождения;

— установление в построссийских новообразованиях правления администраций, которые выступают местными эквивалентами режима маршала Петена в побежденной Франции.

В-третьих. Геостратегическое руководство США четко осознает истинный потенциал России и естественно-историческую закономерность ее превращения в один из лидеров грядущей цивилизации, если не удастся взять под жесткий контроль ее развитие до августа 1999 г. — начала интенсивной фазы планетарного перехода.

Поэтому неслучайно, что уже в начале 1992 г. Г. Киссенджер предупреждает об опасности возрождения России, одновременно проявляя четкое знание кодовых цифр ее ритма. крупные революции происходят одновременно в бывшем Советском Союзе — пишет он, уничтожение коммунистической системы, созданной 75 лет тому назад, и развал Российской Империи, которая строилась более 300 лет. Две эти революции взаимосвязаны, но отнюдь не идентичны. Все это ставит вопрос о необходимости проявлять сдержанность в оценке того, как оправданы те или иные «программы помощи»

Еще более откровенен в конце 1998 г. Р. Макфардейн {один из главных идеологов администрации Р. Рейгана в части «стратегии непрямых действий» и «звездных войн»): «мы прежнему интересуемся вашей страной, ее политикой, экономикой, вооруженными силами. Лично я тщательно отслеживаю, что у вас происходит… Я думаю, что Россия — самая сильная страна в мире. Ведь у вас есть потенциал, чтобы вернуть статус свехдержавы»

И подкупающе откровенен пред началом 1999 г. 3. Бзежинский: «Я считаю, что нынешняя смута будет продолжаться еще примерно лет десять… Очень скоро Россия поднимется поскольку, во-первых, страна потенциально очень богата и, во-вторых, в ней живут очень талантливые люди.»13

В-четвертых. Одновременно с этим в США справедливо предвидят: если не удастся в 1999 г. установить необходимый контроль над Россией, то реальная возможность подчинить затем развитие всей цивилизации будет потеряна, поскольку созидательный цикл в общественно-историческом развитии американского этногосударственного образования завершается уже к 2015-2020 гг., и соответствующее начало его деструктивной фазы резонансно накладывается на период сверхинтенсивных катаклизмов планеты и непосредственно Северной Америки.

Перспективы глобального кризиса США, которые конкретизировал Фонд «ГЕОСТ XXI» впервые публично (и несанкционированно со стороны «посвященных» геополитиков) проявила в 1987 г. работа 77. Кеннеди «Расцвет и упадок великих держав: экономические перемены и военные конфликты в 1500-2000 гг.»14 Проанализировав истории всех империй {Испании, Франции, Великобритании, Германии, России, Турции, Австро-Венгрии) за последние 500 лет, автор сделал, в контексте американского развития, сенсационный вывод об относительной близости периода угасания США как лидера цивилизации. Это вызвало шквал откликов негодующих американских геополитиков. Среди них максимальная реклама была дана статье «Конец Истории?»15 сотрудника госдепа (а затем «Рэнд корпорейшн») Ф. Фукуямы, которая талантливо отвлекла внимание мировой общественности от прогнозов П Кеннеди и истинных механизмов Истории.

Вместе с тем, в условиях накопления в США множества острых (расовых, национальных, социально-экономических, религиозных, федеральных и пр.) антагонизмов, завершение исторического цикла неминуемо приведет в стране к резкому обострению после 2010 г. внутриполитической

обстановки (волнения, восстания, сепаратизм отдельных штатов, разгул криминала, терроризма и психопатических аномалий), дезорганизованности армии {преобладающую часть которой составят небелые этнические группы), падению (уже после 2005 г.) экономического производства и международных возможностей США.

Зная о грядущей внутренней конфликтности, власти США с 80-х гг. наращивают масштабы:

— развития технических и препаратных средств воздействия на физиологию и психику масс, «нелетального оружия», «электронных меток» неблагонадежных лиц и др.;

— отработки технологий развертывания лагерей массовой резервации, форм и способов подавления гражданских волнений, партизанских и террористических действий и др.;

— программ («Человек-2000» и др.) улучшения генофонда нации (в т.ч. с принудительной стерелизацией уже около 10 тыс. чел.) и др.

Осведомленность о неминуемом ослаблении США предопределила четкую установку 3. Бжезинского о «…необходимости закрепить собственное господствующее положение, по крайней мере на период существования одного поколения (т.е. на интенсивный пик планетарного перехода — прим. «ГЕОСТ-ХХ1″), но предпочтительно на еще больший период времени…»16 (т.е. на всю кризисно-переходную фазу США — прим. «ГЕОСТ-ХХ1»).

В-пятых. Прогнозируя активизацию стихийно-деструктивных процессов планеты уже с конца февраля—марта 1999 г., США считают, что Россия, которая еще находится в состоянии полухаоса (с развалом экономики, госуправления, науки, морали, общественного согласия, безопасности), не имеет устойчивых механизмов действий в чрезвычайных условиях и не сможет противостоять всему комплексу нарастающих (и скрыто усугубляемых) глобальных проблем.

В русле этого курса особая роль придается стратегической дезинформации научно-академических кругов России, которая ведется по линиям официальных и неофициальных американо-российских связей в сфере космо- и геофизических исследований, при одновременной крупномасштабной подготовке США к преодолению вероятных планетарных катаклизмов, в том числе и на территориях стран, которым «требуется помощь».

Резонансное наложение в 1999 г. на эту «послеродовую» слабость России начала «родовых схваток» всей планеты оценивается в США как уникально-благоприятное условие не только для подрыва естественно-исторического Предназначения Руси, но и направления ее развития по сценарию 1237 г., когда удар монголо-татарской орды, в схожий исторический момент (кризисного рождения нового этнообразования), почти на два столетия утвердил рабское положение России, существенно задержав и исказив ее исторически предписанное возрождение.17

Данные обстоятельства предопределили кардинальную значимость 1999 г. в глобальных планах США по подчинению России и мира. Отсюда неслучайны:

—четкая долгосрочно-перспективная оценка 3. Бжезинского (1980г.}: «…страны и союзы, как и люди, переживают критические поворотные моменты в своей жизни и в процессе роста… Каждый этап существования индивида знаменуется кризисом, который свидетельствует «не о катастрофе», а о критическом периоде повышения уязвимости…»‘8

— недавняя (1996 г.} установка американского геополитика У. Сафира: «В грядущие десятилетия Россия, освобожденная от коммунизма, с ее образованным населением и богатыми природными ресурсами, вновь станет на ноги. И только в те несколько лет, пока Россия слаба, у нас есть шанс замкнуть слабые звенья.»19;

— текущие установки 3. Бжезинского:. «Перед Америкой как ведущей державой мира открыта лишь узкая историческая возможность. Нынешний момент относительного международного мира может оказаться краткосрочным. Эта перспектива подчеркивает острую необходимость активного вмешательства Америки в дела мира…»20, и «…появится совсем другая Россия, которая примирится с Западом,… но я считаю, что ближайшие несколько лет будут очень тяжелыми.»2‘ (s ходе которых Россию будут насильно делать «другой» и «мирить» с Западом, пока она не набрала достаточную национальную мощь — прим. «ГЕОСТ-XXI»);

— книга Р. Никсона «19 9 9 год. Победа без Войны»22, изданная еще в 1988 г.

Комплекс фактов и результатов исследований Фонда «ГЕОСТ-ХХ1» (с задействованием информационных, агентурных и аналитических средств, а также лабораторных и полигонных проверок различных сведении) свидетельствует: противостоящие силы осуществляют маскируемое наращивание комплекса приготовлений в русле указанного {см. разд. 3.2) стратегического курса с целью реализации данных планов.

Вместе с тем, значительная часть этих приготовлений, их стратегические цели, скрытые возможности и динамика должным образом не охватывается разведывательными и контрразведывательными мероприятиями государства.

Во внутренней сфере безопасности России, в системе развиваемых подрывных средств, особую и тщательно маскируемую угрозу представляет подрыв пульсационно-волновых и генетических истоков российских этнических групп, который крупномасштабно наращивается в последние 6—7 лет.

Гипермасштабы приняли всевозможные оккультные, магические, прорицательские, «контактерские», сектантские практики, западные психотехники (дианетика, холодинамика, ри-бефинг и др.), восточные учения и медитации, различные новорелигиозные школы, в т.ч. с активным использованием технических и наркотических средств, массовым привлечением обширных контингентов населения, молодежи, высокопоставленных представителей федеральной и местной власти, силовых органов, науки, СМИ, экономики, образования и др.

Заметим, отдельные (современные и этноисторические) школы энергопсихологии культивируют практики, которые формально оцениваются как безопасные. Однако ключевую роль здесь играют: духовный уровень и мотивация их носителей; тщательный учет этнокультурных и личностных особенностей и противопоказаний обучающихся; выбор мест и времени занятий; обеспечение их постоянной и многомерной энергозащищенности и мн.др. Все это обычно не соответствует норме и часто целенаправленно используется в деструктивных целях. Одновременно множество духовно незрелых людей вооружается установками и навыками, которые вызывают у них и окружающих лиц деструкцию частот их мировключения. В большинстве энергоинформационных практик массовыми становятся целенаправленные «кодирования», «программирования», «зомбирования» и всевозможные «канальные» (подсознательные и осознанные) подключения к психике жертв с постепенным переподчинением их воли, памяти и мировосприятия установкам «ведущих».

Россию наводнили многообразные «гербалайфы», «дары мертвого моря» и аналогичные им медицинские препараты и пищевые продукты, закодированные теле-, радио-, компьютерные и кинопрограммы, печатные издания, видео и аудиокассеты, компакт-диски и мн.др.

Все это: целенаправленно подрывает пульсационно-волновые механизмы функционирования и включения российских этнических групп в естественную для них природную среду; перекодирует базовую «энергоинформационную матрицу» их генетического кода; вызывает необратимые сдвиги в развитии их иммунных и духовных возможностей, психики и ценностных ориентации; формирует каналы дистанционного манипулирования массовым и индивидуальным сознанием (в т.ч. лиц, принимающих государственные и военно-стратегические решения).

Фонд «ГЕОСТ-ХХ1» владеет обширными документальными и аналитическими материалами по задачам, формам, средствам, методам, конкретным персоналиям и структурам, участвующим в этих подрывных операциях.

Во внешней сфере безопасности России в комплексе приготовлений противника чрезвычайную угрозу представляет реализация его военно-технических прорывов в сфере создания стратегических средств дистанционного резонансно-волнового воздействия на локальные и глобальные механизмы природы, биологические и генетические основы жизни, функционирование массовой и индивидуальной физиологии и психики, работоспособность технических средств управления и вооруженной борьбы.

Так, США (вместе с подготовкой к эффективному преодолению ожидаемых планетарных дисфункции) активно разворачивают в составе группировок своих военно-космических сил технические средства дистанционного (резонансно-волнового) усиления (инициирования) зональных гравидинамических выбросов и фокусировки космических излучений. В надвигающихся геодеструктивных условиях они могут быть сверхэффективно (в т.ч. абсолютно скрытно) использованы, в т.ч. вместе с другими (экономическими, информационными, энергоинформационными, локально-конфликтными и пр.} средствами стратегии «непрямых действий». Цель— инициирование крупномасштабного хаоса на территории России (и СНГ) и последующий «спасательный» ввод сюда международных «миротворческих» сил под эгидой США и НАТО, ранее оперативно предразвернутых на Балканах (при силовом «усмирении» и подавлении сербов) и на более близких подступах к РФ.

Вместе с тем, согласно нашим углубленным исследованиям (с задействованием группы специалистов разных профилей) одна из истинных (а не декларируемых «противоракетных») боевых задач космической группировки СОИ — обеспечение патологической дисфункции населения в районах поражения на основе целенаправленной фокусировки определенных космических излучений, резонансных собственной частоте тех или иных вирусов, которые в в латентном состоянии «дремлют» в районах прежних пандемий. В этой связи неслучайны:

—проявленный (летом 1998г.} сверхинтерес спецслужб США к захоронениям на О.Шпицберген жертв гриппа «испанка», унесшего в 1918—1919 гг. в Европе (в т.ч. в России}, около 20 млн человеческих жизней;

— массовые медико-статистические опросы, которые проводят спецслужбы США по различным районам России под прикрытием «благотворительной» деятельности американских и международных медицинских и гуманитарных организаций.

Одновременно с этим по каналам энергоинформационного манипулирования «программируются» пассивность или лжеактивность ответственных лиц, призванных реагировать на поступающие тревожные сигналы и организовывать должное противодействие.

Перечисленные сведения — лишь фрагменты отдельных направлений в комплексе зарубежных военно-стратегических приготовлений, использующих резонансно-волновые механизмы природы. Опираясь на многомерную стратегическую маскировку и дезинформацию, эта подготовка скрыто выходит к концу XX в. на уровень прямой готовности к глобальной реализации.

Оценивая масштабы приготовлений (по которым мы имеем обширные сведения), Фонд «ГЕОСТ-ХХ1» считает: уровень исходящих от них угроз национальной безопасности, никогда в истории Отечества не был столь высок, как перед началом 1999 г. Главный удар направлен (и уже скрыто наносится) по жизненным истокам — «энергоинформационной матрице» (пульсацонно-волновой генетической программе) местных этнических групп, ко-торых «слишком много» на русской литосферной платформе — самом геоустойчивом и ресурсообеспеченном месте планеты в ходе ее перестройки.

Допускаем, что безоружность России в создании аналогичных «экологических» (геофизических, климатических, генетических и др.) средств глобального поражения когда-нибудь и кем-нибудь будет оценена как спасительная для энергобаланса планетарной жизни ( русской платформы) в столь сложный период ее развития.

Однако считаем: в государстве необходимо срочно, и на соответствующем уровне, начинать работу по должному вскрытию этих и других механизмов западной «стратегии непрямых действий», наладить оперативное информирование о ее особенностях полномочных органов государственного управления, МО, СВР, ФСБ, ФАПСИ, ФПС, МЧС, Минздрава, СМИ и др. Одновременно необходимо безотлагательное развитие адекватного комплекса мероприятий безопасности, где свою роль, во внешней сфере, могли бы сыграть и должная гласность, и диалог с умеренными зарубежными кругами, и взвешенная (как гласная, так и скрытая) интеграция со странами и силами Запада и Востока, осознающими опасность глобальной гегемонии США.

Фонд «ГЕОСТ-ХХ1», готов представлять развернутую информацию по спектру приготовлений противостоящих сил, а также по системе и вариантам их возможной нейтрализации.

Комплекс сведений, которыми располагает Фонда «ГЕОСТ-ХХ1», свидетельствует:

1. Этнические основы и будущее России находятся перед лицом опасности, которой еще не ведала эта земля.

2. Чрезвычайность угроз безопасности России на рубеже XX—XXI вв. жестко ставит вопрос о повышении эффективности механизма государственного и военного управления и его разведывательно-прогностической основы.

Представляется экстренно необходимым создание органов, обеспечивающих:

1. Комплексный (в том числе стратегический) анализ многомерных потоков информации, который бы осуществлялся с использованием автоматизированных средств хранения, передачи и экспертно-модельных оценок разведывательных и других данных в реальном и опережающем масштабе времени.

2. Координацию различных специальных служб и силовых ведомств с целью оптимизации их задач, оперативного и аналитического взаимодействия.

3. Взаимодействие специальных служб с представителями передовой отечественной науки в целях упреждения угроз военно-технических прорывов и стратегической внезапности противника в использовании, в том числе скрытом, средств поражения на новых физических принципах.

4. Многомерную оптимизацию комплекса (стратегических и тактических, долгосрочных и текущих) решений, принимаемых РФ в различных сферах внутренней и внешней политики, безопасности и специальных операций.

Фонд «Геостратегия и технологии XXI века» готов представлять свои развернутые разработки и предложения по всем выше затронутым вопросам, обсуждать смежные аспекты.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный стратегический анализ свидетельствует:

1. Вступая в новый 12-тысячелетний — «ноосферный» — цикл развития, планетарная жизнь проходит на рубеже II и Ш тысячелетий н.э. через глобальную перестройку своих механизмов и отношений. Интенсивная фаза этого процесса, охватывая период с августа 1999 г. по 2030 г., будет сопровождаться, согласно наблюдаемым тенденциям и прогнозируемым закономерностям, эскалацией стихийных и катастрофических бедствий, которые могут представить чрезвычайную угрозу планетарной и российской безопасности.

2. В динамике планетарной жизни система международных отношений представляет собой, ансамбль, состоящий из множества частных спиралей этно-государственного развития, индивидуальные ритмы и пересечения которых реализуются на фоне различных циклов планеты и действия субъективных факторов.

В рамках индивидуального кода спирали своего общественно-исторического развития Россия, выйдя из посткризисного периода (1991-1998 гг.) межциклической фазы (1917-1991 гг.), вступает в принципиально новый {до 2293гг.) период своего созидания, совпадающий с рождением грядущей планетарной эпохи и реализацией высокого естественно-исторического предназначения данной планетарной зоны и ее этнических групп. Вместе с тем, участок с 1999 по 2001 гг., где на «постродовую» слабость России будут накладываться начальные «родовые» катаклизмы нового планетарного цикла, явится сложным периодом в динамике ее возрождения.

3. Скрыто владея данными (космогеофизическими и естественно-историческими) закономерностями и имея целью достижение своей глобальной гегемонии, эгоцентричные круги США и других западных стран активно развивают геостратегический курс, предусматривающий установление жеского контроля над Евразией, с соответствующей дезинтеграцией России. Одним из главных его направлений выступает «непрямой» подрыв экономических, научных, информационных, политических, этногенетических и духовных основ развития России, где стратегическая значимость придается деградации генетических истоков и духовного развития ее базовых этнических групп.

Имеющиеся аналитические и фактические сведения (которые будут конкретизированы в специализированном порядке} свидетельствуют: весна—лето 1999 г. могут явиться вероятным началом стратегической реализации комплекса ведущихся приготовлений. Они будут синхронизированы с эскалацией глобальных планетарных дисфункций, а также с посткризисной ослабленностью и стратегической дезинформиро-ванностью России по поводу наращиваемых (планетарных, непрямых и военных) угроз.

4. Чрезвычайные угрозы целостности, этническим началам и независимому будущему России, нарастающие к концу XX в., адекватно не отражаются органами внутренней и внешней безопасности российского государства. Главный источник этой ситуации — отсутствие в государстве должного аппарата науки, который бы эффективно обеспечивал разработку национальной стратегии, анализ и прогнозирование обстановки, планирование, оптимизацию и контроль исполнения принимаемых решений. Это оставляет Российское руководство и общество без стратегического видения:

— национального будущего, прошлого и настоящего и их взаимосвязи;

— горизонтов и закономерностей развития планеты, страны и цивилизации;

— базовых путей реализации богатейшего потенциала России;

— главных угроз национальной, международной и планетарной безопасности;

— основных направлений противодействия различным деструктивным силам, которые скрыто и всесторонне усугубляют данную ситуацию.

5. Складывающаяся к началу 1999 г. ситуация, вместе с вопросом о стратегическом выживании России, проявляет жизненную необходимость срочного повышения эффективности механизма принятия государственных решений и его научной (в первую очередь координационной, аналитико-прогнозной и оптимизационной) основы (в развитии которой Фонд «ГЕОСТ-ХХ1» готов принять эффективное участие, представляя первично отработанные подходы и концепции, передовые автоматизированные технологии и модели, высококвалифицированных экспертов и специалистов по всем основным вопросам реализации данного комплекса).

1 Фундаментальным шагом в развитии науки стало открытие в 1993-1997 гг. коллективом отечественных ученых (из ряда научных институтов Москвы, Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга и др.) иерархического строения Галактики, представленного на рис. 1.

2 Фундаментальный научный вклад также привнесло создание в 90-х гг. в России высокоточных приборов, которые позволили обеспечить научно строгую регистрацию и изучение динамической (вращательной, вихревой, спинарной) компоненты гравитационных отношений, ее взаимосвязей с иными волновыми процессами и принципиальной роли во всех аномальных геофизических процессах.

3 Данные физико-математические зависимости были раскрыты в ходе экспериментальных работ в рамках вышеуказанных коллективных исследований.

4 См.: Liddell Hart B.H. Strategy the indirect approach. New York, 1954.

5 См.: Shweitcer P. Victory. New York, 1994.

6 В популярных публикациях часто упоминается, что длительность полного прецессионного оборота составляет 25920 лет, а его 1/12 части — 2160 лет. Основание — показания таймеров, фиксирующих ежегодные «отставания» Земли примерно на 50″. Однако последние отечественные (в ИРЭ РАН, НГУ, ННИПИ «Квант» и др.) и зарубежные исследования с использованием новейших {физико-математических, астрофизических, радиоизотопных и др.) технологий уточнили эти параметры до указанных выше значений {свыше 23 тыс. и 1,9 тыс. лет; 45″). Источник устраненной погрешности — неучет таймерами обращения Солнца (и его планетарной системы) вокруг Центра Местной Группы звезд. В идущем цикле оно противоходно орбитальному вращению Земли и сжимает {по Н. Козыреву) реальные параметры ее времени. Эти выводы не снижают значимости цикла в 2,2 тыс. лет, который традиционно фиксировался в солнечной динамике, но упрощенно трактовался как прецессионный, затеняя истинные параметры последнего. Являясь другой производной {п=13) базового солнечно-земного цикла {371 тыс. лет) период в 2,2 тыс. лет отражает {по А. Шабельникову) главный цикл пульсаций всей Солнечной Системы, играя важную, но иную роль в жизни Земли.

7 Фонд «ГЕОСТ-ХХЬ совместно с рядом исследовательских групп проводит разносторонние (в т.ч. приборные, теоретические и прикладные) работы по изучению закономерностей влияния динамичных гравитационных нагрузок на текущее состояние и структурное развитие физиологии, психики и духовных возможностей субъектов социального развития.

8 Раскрытие основных закономерностей и разработка соответствующих технологий данной области индивидуальной и национальной безопасности — одно из важнейших направлений исследований Фонда «ГЕОСТ-ХХ», развиваемых вместе с передовыми отечественными специалистами в сферах физики, биологии, медицины, православия, российских этнокультур и др.

9 Фонд «Геост-ХХ» инициировал собственную экспертизу потенциала (сильных, слабых и уязвимых сторон) ведущихся отечественных и зарубежных исследований и комплексное (с использованием передовых ученых, знаний и технологий) развитие действенной евразийской системы прогнозирования и ослабления возможных бедствий. В рамках этого курса Фонд «Геост-ХХ»:

— провел посильную {негласную) экспертизу состояния научных работ сотен организаций и исследователей, которые потенциально могли бы внести свой вклад в раскрытие проблемы;

— отобрал, идейно объединил, начал инициировать свыше 50 частных научных направлений (в Москве, Подмосковье, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Бишкеке, Барнауле и др.);

— подготовил договоренности по ближайшим практическим включениям в развиваемую научную систему актуальных разработок других передовых ученых этих городов, а также Новосибирска, Томска, Воронежа, Владивостока, Уфы, Минска, Киева, Днепропетровска, Севастополя, Симферополя, Одессы, Николаева, Донецка и других городов СНГ.

Воссоздаваемая система, инициируя творчество и взаимодействие уникальных {организованных и самостоятельных) отечественных исследователей, охватывает многопрофильный спектр (фундаментальных и прикладных, теоретических и экспериментальных) изысканий, где многие результаты опережают, вопреки сверхтрудностям, зарубежные аналоги и позволяют эффективно решать задачи познания, прогнозирования и ослабления планетарных бедствий.

10 «Containment. Documents of American Policy and Strategy, 1945-1950», pp. 174-205.

11 «За рубежом» № 15, 1992 г

12 «Независимая газета», 24.12.1998 г.

13 «Независимая газета», 31.12.1998 г.

14 Kennedy P. The Rise and Fall of the Great Powers: Economic Changes and Military Conflictis from to 2000. N. Y. 1987.

15 Fukuyama F. The End of History? — «The National Interest», Summer 1989.

16 Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы, М.: Междунар. отношения, 1998.

17 Ранкур-Лаферрер Д. Рабская душа России. М.: Арт-Бизнес-Центр, 1996.

18 «Washington Post», 1980. April 11 (а также см.: Егорова Е.В. США в международных кризисах. М.:

Наука, 1988. с. 104).

19 «Сегодня», 18.12.1996 г.

20 Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки…, с. 252.

21 «Независимая газета», 31.12.1998 г.

22 Nixon R. 1999. Vict

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *