Четыре субъективные оценки течения времени
0

Четыре субъективные оценки течения времени

Оценка первая: Формирование границ интервалов времени

Таким образом, формальные модели физической реальности не дают оснований для доказательства непрерывности объективного времени. В этих моделях время дискретно, и для объяснения различной величины временных интервалов между событиями здесь приходится дополнительно прибегать к содержательным характеристикам реальных процессов. Вместе с тем, в тематике объективного физического времени достаточно хорошо была разработана проблематика формального «заполнения» и измерения интервалов времени. В рамках этой проблематики и рассматривались вопросы определения принципов и способов измерения времени, мер времени.

Первейшей задачей в процессе измерения времени является задача установления пределов измеряемых временных интервалов. Эта задача по существу включает два относительно независимых аспекта, базирующихся на оценках реализации такого свойства времени как одновременность. Первый из этих аспектов связан с определением условий совпадения рассматриваемого явления с другими явлениями, в том числе и с определенными показаниями часов. Второй аспект, касается позиционирования границ и выбора начала отсчета для временного интервала. При этом сама оценка времени может ограничиваться констатацией свершения определенного события, как, например, факта достижения цели в запланированный срок, совпадения влияний на какой-либо процесс ряда причин, совпадение в текущий момент явлений, одно из которых может быть актом восприятия наблюдателя. Временная оценка зачастую требует  количественного измерения временного интервала между событиями, происходящими друг за другом. В последнем случае процесс измерения времени ориентируется на представление временных последовательностей и их формальных соотношений.

Определение момента одновременности событий оказывается в плоскости разрешения проблем непрерывности и дискретности. Это прежде всего связано с методологическими и инструментальными ограничениями констатации одновременности явлений в связи с всегда имеющей место объективной и субъективной неопределенностью факта перехода процесса из одного состояния в другое. Такое положение вещей вынуждает к установлению некоторого временного диапазона, в пределах которого длительности определенных состояний процессов перекрываются и, собственно, может утверждаться одновременность связанных с ними событий.

Выделение критерия одновременности и определение соответствующего временного диапазона неразличимости моментов свершения событий исходит из ряда глобальных предпосылок. К основным предпосылкам этого ряда необходимо отнести следующие. Во-первых, в данном случае предполагаются конкретные физические особенности и закономерности реализации процессов действительности. С учетом этого и может вестись речь о формальном выделении границ длящегося момента некоторого события в развитии физического процесса. Во-вторых, установление критерия одновременности событий несет в себе элемент стремления человека к наибольшему удобству получения временных оценок. В-третьих, как было установлено в рамках теории относительности, одновременность любых разделенных пространством событий не может быть определена как абсолютная. Констатация одновременности событий, происходящих на значительном удалении друг от друга, должна учитывать величину этого удаления и скорость переноса информации световым лучом. Условно одновременными при этом могут считаться те события, расстоянием между которыми наблюдатель может пренебречь в силу несущественности получаемых временных сдвигов.

Опирающиеся на дискретность физического времени критерии определения одновременности физических явлений сразу же предполагают ограничения в точности оценок временного совпадения событий и, как следствие, не строгую определенность границ временных интервалов. Ключевыми предпосылками такого рода ограничений выступают особенности и возможности наблюдателя с точки зрения временной локализации явлений. Данная проблема, как проблема индивидуализации относящихся друг к другу элементов действительности, четко обозначается, но остается неразрешенной в реляционной концепции времени.

 

Оценка вторая: Выделение границ временного интервала

Следующий вопрос касается особенностей позиционирования границ временных интервалов. Границы временного интервала могут рассматриваться друг относительно друга в статичном варианте в форме «до – после». В другом варианте, с точки зрения дифференциации моментов процесса становления, границы временного интервала могут позиционироваться в прошлом, настоящем и будущем. Приведенные варианты позиционирования границ временных интервалов прямо связаны с вопросами установления точек отсчета времени. Разработка этих вопросов во многом зависит от принятой концепции времени. В субстанциональной концепции времени, рассматривающей абсолютное время, утверждается единая система для всей Вселенной. Соответственно здесь принимается и единое начало отсчета, относительно которого упорядочиваются все события действительности. Вместе с тем, как отмечает Ю.Б. Молчанов, абсолютная система отсчета времени представляет собой, прежде всего, теоретическую конструкцию. Как следствие этого, для решения конкретных практических задач, как правило, точка отсчета времени устанавливается произвольно, но в связи с какими-либо наиболее значимыми для человека событиями.

В противоположность к субстанциональной концепции в реляционной концепции времени, отталкивающейся от особенностей взаимодействий в отдельных материальных системах, точки отсчета времени связываются с наиболее значимыми изменениями в реальных процессах. Причем, в зависимости от содержания и направленности изменений процессов эти точки отсчета могут позиционироваться и в прошлом, и в будущем. Так, например, в синергетических описаниях физических процессов в случае приближения системы к моменту возникновения бифуркации или к моменту установления структуры аттрактора, в конус которого входит процесс после качественных изменений в точке бифуркаций, содержательное значение имеет не то, сколько времени прошло от какого-либо события, а то, как долго в будущем может продолжаться установление наиболее вероятного состояния процесса. Иными словами, речь здесь может идти о, так называемом, обратном счете времени, для которого исходная точка отсчета располагается в будущем.

 

Оценка третья: Принципы и способы измерения физического времени

Следующими вопросами, относящимися к проблеме оценки времени являются взаимосвязанные вопросы определения принципов, мер и способов измерения временных интервалов. В этой связи Г. Рейхенбах указывает на необходимость установления метрических координативных дефиниций времени, относящихся к единице измерения и к равномерности течения времени.

Измерение времени Г. Рейхенбах рассматривает с точки зрения реализации общего принципа физических измерений – принципа соотнесения «некоторого физического объекта и единицы измерения». Полученное в соответствие с таким подходом численное значение сравнивается с другими числами как результатами других измерений. Для обоснования того, благодаря чему устанавливается величина времени и интервал между следующими друг за другом моментами реализации вещей, Г. Лейбниц опирается на некую, существующую в природе идеальную, абсолютно равномерную последовательность изменений, при сопоставлении с которой и определяется величина конкретной продолжительности между последовательными мгновениями. Причем эта величина выступает не как некоторое отношение, а как абсолютное количество. Анализируя формирование идеи времени из течения объективных процессов, Э. Кондильяк указывает на то, что эта идея определяется как соотнесение длящихся взаимодействий между конкретными объектами. И это соотнесение, в свою очередь, представляется как измерение времени.

Рассматривая обобщенно различные системы измерения времени, И. Пригожин и И. Стенгерс также приходят к выводу о том, что в основе практически всех этих систем заложен принцип определения времени как соотношения длительностей (практически во всех хронометрических системах соотносятся интервалы длительности между какими-либо значимыми для человека событиями, или длительности отдельных событий с, как правило, циклически достаточно точно повторяющимися природными изменениями). И здесь достаточно четко реализуется отмеченный Д. Локком следующий принцип: «мерой продолжительности может быть только продолжительность». Однако анализ показывает, что время может быть измерено и через иные отношения. Так Г. Рейхенбах выделяет два базовых метода измерения времени. Среди этих методов «один состоит в подсчете периодических процессов, а другой – в измерении пространственных расстояний, соответствующих определенным непериодическим процессам». К этому также следует добавить, что количественное определение времени может производится и посредством установления числа одинаковых событий или состояний процесса в измеряемый интервал времени (например, числа звуковых тактов хода часов или единиц выпущенной работником однотипной продукции). Общим для всех этих методов является количественное представление физического времени вне зависимости от того, какие физические отношения положены в основу его измерения.

 

И, наконец, четвёртая оценка: Меры и средства измерения физического времени

Для наиболее общего случая оценивания физического времени в качестве мерной длительности может быть взята длительность практически любого стабильно возобновляющегося физического процесса. Однако к этому добавляются и ограничения следующего порядка. C точки зрения поддержания динамического равновесия процессы живой и неживой природы, по мнению В.И. Вернадского, отличаются принципиально. Длительности процессов в живой природе в значительной степени зависят от влияния внешних по отношению к этим процессам факторов. Наряду с этим, изменения в неживой природе, как правило, более всего подчинены своим сущностным закономерностям. Соответственно с этим делается заключение о том, что процессы неживой природы в силу большей устойчивости более пригодны в качестве мер времени.

Необходимую равномерность возобновления определенных мерных длительностей дают и необратимые процессы атомного распада. Однако ключевыми для измерений времени были и остаются обратимые процессы. В этом смысле А. Уайтхед отмечает, что регулярное самовозобновление реального  процесса в форме повторяющихся движений обусловливает и выбор меры времени как длительности цикла движения, и порядок измерения времени. В плане решения проблемы выбора измерительной процедуры Г. Рейхенбах указывает, что это решение заключается в нахождении равномерного потока периодических изменений – сменяющих друг друга равных, или конгруэнтных, ограниченных длительностей. Наряду с этим, Д. Уитроу, указывая на возможность соотнесения различных метрических шкал времени, опирается на предположение о наличии единого основного ритма Вселенной, с которым и можно связывать эталоны временных мер.

Рассматривая особенности измерений временных интервалов, Н. Попов приходит к утверждению секунды в качестве универсальной единицы времени. Такое утверждение делается на основании общепризнанности секунды как меры времени. Согласно с этим, каждый процесс, изменяясь в соответствие с качественно специфической для него тенденцией, тем самым уже «отсчитывает» универсальные секунды. Однако если для динамики отслеживаемых человеком макропроцессов связанная с вращением Земли секунда имеет значение, то для процессов микромира и астрономических изменений ее ключевое значение как временной инварианты весьма сомнительно.

Так же как структурированы сами процессы действительности, с точки зрения реляционной концепции времени должны быть структурированы и временные меры. Развивая идею естественной структурированности оценок времени, А.Л. Алюшин и Е.Н. Князева указывают, что в природе непосредственным образом без каких-либо выраженных промежуточных вариантов устанавливаются различные уровни временных измерений, соответствующие динамическим особенностям ограниченных групп процессов. Эти временные измерения иерархически организованы и не являются оторванными друг от друга и полностью автономными. Любой объективный процесс реализуется и имеет представительство на различных уровнях. В результате проведенного анализа А.Л. Алюшин и Е.Н. Князева также отмечают, что и человек с присущим ему ограниченным диапазоном вариаций скорости действий сам относится к определенному объективному уровню темпоральности и в значительной степени приспособлен к отражению особенностей прежде всего этого уровня.

В качестве измерителей физического времени, как правило, рассматриваются часы. Как наиболее пригодные для измерения времени часы Г. Рейхенбахом называются те, которые представляют собой замкнутую систему, где действие универсальных и дифференциальных сил учтено, компенсировано или устранено и где не требуется внешних ориентиров, независимых от базового для хода часов физического процесса. Таким требованиям замкнутости, по мнению Г. Рейхенбаха, удовлетворяют, например, механические часы, которые, будучи согласованными с ходом всех других часов, отмеряют течение физического времени. Ход часов как материализованный аналог представления о течении физического времени и позволяет численно оформлять определение времени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *