Влияние опыта на эффективность временной регуляции деятельности человека
0

Влияние опыта на эффективность временной регуляции деятельности человека

Роль опыта в развитии у человека способности ориентировки во времени рассматривалась с различных точек зрения. Здесь, прежде всего, следует отметить саму возможность формирования на уровне психофозиологических структур рефлекса на время, когда в качестве условного стимула выступает определенный интервал времени от момента действия на животного или человека одного стимула до момента возможного появления другого значимого стимула. Так в исследовании И.С. Беритова, было установлено, что после 40 повторяющихся друг за другом с интервалом в пять минут раздражений лапы собаки электрическим током оборонительный рефлекс у животного начинает возникать в момент перед очередным возможным воздействием тока. В этом же направлении рассматривались и вопросы, касающиеся адаптации человека к периодичности объективных изменений. В последнем случае представляют интерес работы, касающиеся установления периодичности принятия пищи и организации сменного графика труда на производстве, а также работы, в которых исследовались последствия систематического нарушения генетически предопределенной ритмичности изменений в состоянии организма и психики в профессиональной деятельности.

Исследовались возможности целенаправленного увеличения точности воспроизведения, отмеривания и оценки интервалов времени. В этой связи П. Фресс отмечает исследования С. Реншоу, в которых удалось за 159 дней в процессе регулярных тренировок существенно снизить у пяти испытуемых вариабельность воспроизведения интервала времени, равного одной секунде. Наряду с этим Н.Д. Багрова, изучавшая способности человека в отношении дифференцирования тонально-импульсных звуков по длительности, по результатам анализа экспериментальных данных, полученных различными методами (несимметричный метод постоянных разниц стимулов и метод оценки длительности звука, в 2 и 3 раза превышающей стандарт), была вынуждена констатировать отсутствие эффекта тренировки. Не смотря на приведенное заключение, в качестве предпосылки которого можно принимать особенности построения экспериментальных методик, результаты большинства исследований заставляют признать возможность развития у человека способностей к точному различению и воспроизведению интервалов времени.

В качестве доказательства приведенного выше тезиса могут приниматься результаты исследований Д.Г. Элькина, проводившиеся в целях выяснения условий формирования навыков ориентировки человека во времени. Испытуемыми в экспериментах Д.Г. Элькина были двадцать человек, обучавшихся в фотографической лаборатории. Для испытуемых, принявших участие в исследовании, достаточно точное воспроизведение интервалов времени являлось профессионально значимым (выдерживание экспозиции определенной длительности). Решение экспериментальных задач, предполагавших воспроизведение предварительно демонстрировавшейся экспериментатором с помощью специального фотографического затвора экспозиции (варианты: 5, 10, 15 и 30 секунд), каждый испытуемый повторял 70 раз в течение двух недель. По результатам эксперимента было отмечено существенное повышение точности воспроизведения испытуемыми интервалов времени вплоть до 11-12 тренировочного дня, после чего результаты стабилизировались. При этом полученный эффект тренировки Д.Г. Элькин связал с количеством повторений задания. С количеством повторений автором связывается и эффект укрепления навыка точного воспроизведения интервалов времени на этапе стабилизации результатов тренировки, выражающийся в значительном облегчении (меньшее число тренировочных попыток) его восстановления после продолжительных периодов невостребованности.

Полученные Д.Г. Элькиным результаты, а также отмечаемые им возможности преодоления ограничений в повышении точности воспроизведения интервалов времени за счет изменения условий деятельности, указывают на формирование в памяти устойчивых структурных организаций, отвечающих за ориентировку человека во времени. Эти устойчивые структурные организации по существу и можно рассматривать как фиксированные установки, на основании которых и выполняется человеком регуляция временных характеристик деятельности. Последнее отчетливо проявляется именно в тех видах профессиональной деятельности, где для достижения цели от человека требуется очень точная дифференцировка длительностей течения определенных процессов. В этом аспекте на значительные способности в различении и продуцировании длительностей звуков и ритмических последовательностей у музыкантов указывает Б.М. Теплов. Значительные возможности к дифференцированию длительностей звуков у операторов акустического профиля отмечаются Н.Д. Багровой. Важная роль психологических механизмов точной оценки и воспроизведения интервалов времени для успешности деятельности спортсменов подчеркивается в работах С.Г. Геллерштейна и В.П. Озерова. Также необходимо отметить, что способности к точному отмериванию продолжительностей различных профессиональных действий и объективных процессов обязательным образом развиваются в деятельности у парашютистов, летчиков, авиадиспетчеров, у операторов, управляющих различными высокодинамичными объектами и процессами.

Системный анализ особенностей актуализации установок на продуктивность (скорость) и качество позволяет достаточно определенно установить различия в соответствующих акцентах в организации системы деятельности. В случае ведущей роли установки на качество, усилия субъекта, с точки зрения реорганизации системы деятельности, направлены, прежде всего, на оптимизацию и укрепление внутрисистемных связей в рамках уже сформированной целостной структуры процесса деятельности. Такого рода оптимизация структуры в процессе «отладки» системы ведет к актуализации ее ресурса точности функционирования и к повышению ее общей устойчивости. Причем в данном случае вариации скорости выполнения действий должны быть минимальными и происходить вокруг значений, соответствующих устанавливаемому субъектом темпу. Вместе с этим, с повышением своей устойчивости система деятельности может достаточно точно функционировать и при более значительных дестабилизирующих влияниях, в том числе, и в результате вариаций скоростного режима выполнения действий. С другой стороны, преимущественная актуализация установки на скорость способствует «раскачиванию» системы деятельности, увеличению вероятности выхода системы за пределы устойчивости и формированию новой, значимо отличающейся от прежней, структурной организации.

Из сказанного видно, что в случае актуализации установки на качество акцент в функционировании структуры системы деятельности устанавливается на преимущественном выдерживании точностных характеристик результата при локальных вариациях скорости, ограничиваемых пределами устойчивости системы. Здесь наиболее активно в механизмах системы регуляции деятельности включаются отрицательные обратные связи с четкими критериями качества результата. В случае актуализации установки на скорость в процессе регуляции темпа выполнения действий, субъект, даже допуская в некоторых пределах снижение точности результата, акцентирует внимание прежде всего на течении самого процесса деятельности с целью поиска новых вариантов его структурной реорганизации и, соответственно, новых ориентиров длительности решения задачи. В этом случае, когда временные параметры ожидаемого результата еще четко не определены, на первый план и должно выступать переживание времени человеком и рассматривавшееся О.К. Тихомировым эмоциональное решение задачи.

Среди исследований, выполнявшихся с целью улучшения временных характеристик результатов деятельности человека, условно можно выделить те, в которых преимущественный акцент устанавливался на вариациях длительности действий в некоторых допустимых с точки зрения выдерживания показателей качества пределах, и те, в которых предполагалось получение позитивного результата, прежде всего, за счет существенных перестроек в структуре деятельности. В исследованиях первого рода внимание преимущественно уделялось развитию у испытуемых способностей дифференциации различных скоростных режимов решения задач и, вместе с этим, формированию у них в памяти определенных эталонов длительности действий. К работам этого направления можно отнести эксперименты, направленные на повышение точности воспроизведения и оценки интервалов времени и эксперименты по увеличению скорости реакций человека за счет предоставления ему срочной информации о результатах собственной деятельности. В качестве примера работ такого рода могут быть названы хорошо известные исследования С.Г. Геллерштейна, где наглядно показана роль точного сознательного различения и оценки человеком продолжительности своих реакций для повышения точности неосознаваемого (на интервале времени менее 0,5 секунды) уровня регуляции действий. Здесь же следует упомянуть и работу В.В. Чебышевой, где изучались различия в темпе работы заготовщиц обувной фабрики. В последнем случае автором была установлена возможность повышения темпа работы и увеличения производительности труда рабочих путем оптимизации структуры системы деятельности за счет совершенствования индивидуальных способов выполнения основных и вспомогательных операций. В конечном счете, обобщая результаты своего исследования, В.В. Чебышева отмечает, что требование повышения темпа приводило рабочих к необходимости анализировать и отбирать приемы труда, то есть намеренно нарушать установившиеся связи в структуре системы деятельности и искать новые – наиболее соответствующие текущим условиям и требованиям задачи.

К исследованиям, ориентированным на повышение темпа выполнения действий за счет существенного изменения структуры системы деятельности можно отнести те, в которых необходимый эффект достигался путем стимулирования испытуемых для работы в предельно высоком темпе. Здесь же следует отметить и исследования, в которых предполагалось формирование у испытуемых различных способов достижения цели, устанавливаемых в зависимости от динамики развития текущей ситуации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *